От всеобщего образования для всех к качественному образованию для каждого
Инклюзивное образование в Казахстане – доступность обучения детей с ограниченными возможностями в общеобразовательных школах

Только треть детей школьного возраста общались с детьми-инвалидами. Вместе с тем один процент от общего числа детей и подростков в стране — с ограниченными возможностями. Увы, количество таких детей увеличивается. И живут они чаще всего в изоляции, общаются только с такими же, как они — слабослышащими, слабовидящими, не ходящими. Инклюзивное образование — эффективный механизм, когда вместе, в одном классе, обучаются здоровые школьники и дети-инвалиды. В этом году трое инвалидов-колясочников с диагнозом «ДЦП» сели за парты в обычных классах 65-й столичной школы.

 dsc0130 hoh
Класс совместимости

Простая и ясная на первый взгляд идея — обучать вместе детей с особыми нуждами и обычных — на деле становится существенной проблемой. Потому что просто так прийти в обычную школу и сесть за парту ребенок, имеющий ограниченные возможности, не может. Физически не может. Школьники с нарушением слуха обучаются во многих классах, но вот колясочнику как минимум не взобраться на второй-третий этаж, не преодолеть порог классной комнаты, не развернуться в тесном коридоре, не подъехать к парте, не спуститься в столовую. Даже кабинки в туалетах не приспособлены для того, чтобы в них мог въехать ребенок на коляске. Для домашнего ребенка — проблема из разряда нерешаемых…

Осуществить пилотный проект удалось благодаря тому, что школа № 65 новая и не имеет такой глобальной переуплотненности, как большинство учебных заведений столицы. В ней, еще пахнущей свежей краской, решили подготовить все как положено.

На первый взгляд школа как школа. Тишина в фойе во время уроков, гвалт и беготня на переменах. И кажущиеся непримечательными детали: поручни, тянущиеся по всему периметру стен, пандус при входе и на пути в столовую, отсутствие порогов…

На первом этаже — первоклашки. В фойе робко переминаются родители.

— Моя дочь точно такая же, как всякий обычный ребенок, в класс каждое утро рвется, — говорит мама Аружан. — Здесь ей нравится. Все слаженно: работа педагогов и директора. Конечно, было страшно идти в класс, где учатся здоровые дети. Тем более что моя девочка без подготовительной базы, сразу в первый класс. У одноклассников сначала вопросы были, почему она такая. А сейчас уже все нормально.

Неудобное соседство

Говорить о том, что эксперимент удался, — пока рано. Дети еще приспосабливаются друг к другу. Впрочем, паникуют больше, похоже, родители и здоровых детей, и тех, кому нужен особый уход. По крайней мере один из соцопросов, посвященных инклюзивному образованию, показал, что 80 процентов школьников не против того, чтобы их одноклассниками были дети-инвалиды, а вот 80 процентов родителей не хотели бы такого соседства.

Педагоги говорят, что слово «инвалид» здесь не употребляют. Сами дети относятся к факту непохожести спокойно — ну мало ли что может кто-то не уметь, но зато умеет что-то другое.

Одна из основных претензий родителей здоровых детей — учитель будет уделять слишком много времени «особому» ребенку, обделять остальных, в итоге программу не освоит никто. Этого, обещают педагоги, не случится. Программа едина для всех, и ее должен освоить каждый. Если ребенок не справляется с объемом знаний, его переводят в специализированную школу.

Мой тьютор Жанель

Заходим в класс, где учатся Аружан и Полина.

В классе 15 человек, один ребенок с особыми нуждами считается за троих. Обе девочки сидят за первой партой. Рядом всегда тьютор —сопровождающий помощник-педагог. Тьютор сидит с ребенком за одной партой, не вмешивается в работу, только деликатно направляет, если это нужно. Главная задача — поддерживать ребенка в его самостоятельных действиях, чтобы в дальнейшем он мог жить обычной жизнью среди сверстников.

— Мою сопровождающую учительницу зовут Жанель, — делится Аружан. — Она мне помогает писать.

— Быть рядом совсем не сложно, — рассказывает тьютор Жанель, — правда, есть свои нюансы. Аружан левша, а я правша, переучиваться мне пришлось.

— Ну и что, а мне все равно нравится, — успокаивает свою наставницу девочка. — Все предметы нравятся.

Для того чтобы дети смогли заниматься в классах, пришлось заказывать специальные парты — они укреплены особенными рамками.

— Больше всего я люблю математику, — охотно вступает в разговор Полина, еще одна «необычная» ученица.

— А вас не обижают? — спрашиваем мы.

— Обижают. Мальчишки, — обманывать в таком возрасте дети еще не умеют, — только вот нас они не трогают, а других девочек обижают.

Режим ожидания

Экскурсия по школе. Игровая комната. Столовая. Сегодня на обед была каша, бутерброды с сыром, кисель. Когда первоклашкам приходит время перекусить, все на столах уже накрыто. Девочек привозит тьютор — никаких проблем. До туалета с табличкой на двери, на которой изображена инвалидная коляска, нужно колесить через все фойе, в другое крыло. Минут за пять, конечно, уложишься… Но учитывая, что ребята нуждаются в помощи даже в столь щекотливом вопросе, было бы неплохо иметь санузел под носом.

— Мы очень боялись, что Полина с детьми не сможет нормально контактировать, — рассказывает ее папа. — Хорошо, что с первого класса пошли, когда дети все новенькие. Они адаптируются и привыкнут друг к другу. Пока отношения хорошие. Дети здороваются с ней, провожают. Мы находимся до сих пор в напряжении, потому что у нас уже был неудачный опыт, пытались ходить в детский сад для детей с особыми нуждами, но ничего не получилось. Пока мы еще до конца не поняли, как все будет.

Особым школьникам нужны вертикализаторы — это специальные приспособления, которые помогают ребенку встать, они нужны на уроках рисования, труда. В планах администрации школы — закупить спортивные коляски, чтобы на уроке физкультуры мог заниматься весь класс полностью.

— Полина считает, читает, буквы все знает, — продолжает папа, — сложно скорректировать движения при письме. Надеемся, что-то придумаем. Мы до вечера занимаемся, Реабилитационный центр посещаем. Вечером, перед сном, делаем расслабляющий массаж. У детей с ДЦП обратный процесс: у здорового человека команду дает мозг, при ДЦП наоборот — мозг должен привыкнуть к движению. Нормальному ребенку достаточно сделать что-то сто раз, чтобы понять, как это делается, а такому, как наш, — миллион. Таких детей очень много.

Всего в 65-й школе 68 «особых» учащихся, в основном с нарушением слуха. Трудно найти сурдопедагогов, дефектологов. Но из положения пытаются выйти — обучить молодой персонал собственными силами.

Мой мир

В школе организован медицинский блок из пяти кабинетов. Дети получают витамины, массаж, здесь работает доктор, умеющий общаться с детьми с особыми нуждами.

Учить ребенка по модели интегрированного образования дороже, чем даже в специальном коррекционном учреждении. Но социальный эффект гораздо важнее. После окончания интерната дети с особыми нуждами оказываются один на один с враждебным миром, непривыкшие жить в социуме. Они комфортно чувствуют себя только дома, где их любили, холили, лелеяли. В обычной школе ребенок сразу учится решать трудности, налаживать коммуникации, делать то, через что проходят все дети. Правда, узнать, пошла ли на пользу этим ребятам настоящая школа жизни, мы сможем только лет через десять. А пока остается только пожелать этим мужественным детям удачи...

В странах Европы и США проблемами интеграции в общество детей-инвалидов занимаются давно. Но даже там нет единого, правильного метода. Главное, чтобы дети-инвалиды имели свободный доступ к образованию, а как это будет происходить — варианты есть разные.

Мейнстриминг предполагает, что ученики-инвалиды общаются со сверстниками на праздниках, в различных досуговых программах; если же они и включены в классы массовой школы, то прежде всего для того, чтобы расширить возможности социальных контактов, а не для достижения образовательных целей.

Интеграция — ученики с инвалидностью посещают массовую школу, но не обязательно учатся в тех же классах, что и все остальные дети.

«Включение», или «инклюзия», — наиболее подходящий термин, обозначающий реформирование школ и перепланировку учебных помещений так, чтобы они отвечали нуждам и потребностям всех детей без исключения.

 

Партнеры